2019-09-09

Как правильно понимать тексты Священного Писания? Ответ на этот глубокий вопрос искали в Новосибирской областной юношеской библиотеке. 31 августа в нашей гостиной прошла встреча с Луиджи Сантопаоло – итальянским профессором библеистики Папского университета Неаполя.

Эксперт преподает древнееврейский и арамейский языки в Библейском институте Рима, а также работает в России – в частности, читает в Кузбасской православной духовной семинарии интенсивный курс введения в древнееврейский язык и иудейские литературные источники. В столице Сибири Луиджи Сантопаоло выступает нечасто, в нашей библиотеке он побывал впервые. Встреча стала подарком для многочисленных слушателей: преподавателей и студентов филологических дисциплин, представителей различных духовных конфессий, а также людей, интересующихся библейскими текстами.

В авторской лекции ученый осветил отдельные аспекты истории создания Священного Писания, его переводов и традиций толкования в свете достижений современной науки. По мнению Луиджи Сантопаоло, чтобы адекватно понимать древние священные тексты, их обязательно следует соотносить с историческим контекстом эпохи. То есть необходимо внимательно, уважительно, терпеливо относиться к каждому слову, которое филолог изучает в древнем тексте. «Если ты не понимаешь значения образа и воспринимаешь его буквально, рискуешь не понять истинного смысла. Опасно читать текст вне его контекста», – пояснил профессор библеистики.

Лектору поступило множество вопросов из зала на предмет филологической трактовки того или иного слова или фразы, встречающихся в Библии. Тема интерпретации древних текстов настолько захватила слушателей, что они, казалось, забыли о времени. В выступлении ученый неоднократно отмечал, что при переводе слов с древних языков на другие зачастую первоначальный смысл этих слов теряется, а от времени теряется еще и исторический контекст, который современные люди не понимают. Также библеист добавил, что многие понятия современники начинают воспринимать буквально, хотя в Библии они изложены иносказательно.

Ожидается, что в конце сентября Луиджи Сантопаоло вновь прочтет лекцию в стенах Новосибирской областной юношеской библиотеки. Мы обязательно разместим соответствующий анонс. А сейчас вашему вниманию – эксклюзивное интервью Областной юношеской библиотеки с именитым гостем из Италии.

- Почему Вы решили заняться библеистикой? Когда и по какой причине это произошло?

- На мой взгляд, рано. Тогда я учился в старших классах школы. В Италии преподают латынь и древнегреческий язык, они были моими самыми любимыми предметами. По мере изучения я осознал, что хочу углубиться в эти языки, понимать как можно лучше древнюю культуру. Думаю, что это огромное мировое человеческое богатство. У людей древности не было технологий, которые есть сейчас, поэтому они были вынуждены решать те или иные проблемы благодаря собственному уму. Они были гораздо мудрее нас.

Я стал верующим, поэтому заинтересовался текстами Священного Писания, мне хотелось понимать их в своем контексте. Читать тексты в переводе оказалось недостаточно. У меня постоянно возникали вопросы, на которые можно было ответить только через глубокое филологическое изучение и через подход к оригинальным текстам. Когда я начал читать библейские тексты в оригинале, Священное Писание стало понятнее. Кроме того, я узнал больше про культуры, которые касаются библейского мира.

- Ваша фамилия – Сантопаоло – означает имя святого апостола Павла. Повлияла ли фамилия на выбор Вашей профессии?

- В какой-то мере повлияла, но мое поле исследований – это не Новый завет, в котором фигурирует святой Павел, а Ветхий Завет. Расскажу, почему я выбрал изучение Ветхого Завета. Знаете, в христианском контексте много комментариев по поводу Нового Завета, потому что он больше касается Иисуса Христа и, соответственно, вызывает больше интереса. Я же хотел изучить менталитет Иисуса Христа через тексты Ветхого Завета, которые Он прокомментировал.

- Вы человек верующий?

- Да, я верующий, христианин, но стараюсь избегать влияния религии на чтение текста. С одной стороны, как библеист я стараюсь исключить религиозное влияние на чтение текста, чтобы быть как можно более объективным. Но, с другой стороны, не могу сказать, что религиозные толкования текста не имеют никакого значения для научного исследования. Наоборот, надо принимать их во внимание, ведь каждое толкование может открыть новые значения, новые пути.

- Кем Вы себя считаете: скорее, филологом или больше теологом?

- Это сложный вопрос. Сначала у меня было чисто филологическое образование, позже я получил теологическое, то есть богословское образование. Не могу сказать точно, где во мне заканчивается филолог и начинается богослов. Но, так как занимаюсь изучением языков, я больше филолог, чем теолог. Думаю, что наиболее подходящий термин в этом случае – библеист.

- На встрече в Новосибирской областной юношеской библиотеке Вы удивили слушателей обширным владением языков и умением оперировать словами. Сколько иностранных языков Вы знаете? Какие это языки?

- Уже пробовал считать, и это оказалось трудно... Давайте перечислю основные. Я свободно общаюсь на английском и на русском, через русский язык знаю польский и другие славянские, владею ивритом, современным греческим, испанским, португальским, также знаю латынь и древние языки, вышедшие из употребления: аккадский, угаритский, древнееврейский, арамейский. Из современных языков могу свободно общаться на французском, немецком и других европейских, понимать арабскую речь. Из древних еще изучал вавилонский и древнеперсидский.

- Где и когда Вы начали изучать русский язык? Для чего он стал Вам нужен?

- Это история любви… Я влюбился в русский язык, поэтому стал его учить. Русский язык один из самых трудных в мире, но и один из самых красивых. Русская литература для меня – самая замечательная. Любимые авторы – Толстой, Достоевский, Есенин, Блок, Лермонтов. И, конечно, Пушкин. Разве можно любить русский язык, не любя Пушкина?

Будучи подростком, я много читал Достоевского и Толстого, и мне хотелось читать их в оригинале. В возрасте 17-18 лет предстояло сдавать государственные экзамены, по литературе я выбрал не итальянского автора, как было принято, а Достоевского. Преподаватель опасался, что я не сдам экзамен, но все прошло отлично. После основной школы поступил в школу русского языка в городе Неаполе. Потом посчастливилось преподавать в России в некоторых учреждениях.

- Вы не первый год читаете лекции в Кузбасской православной духовной семинарии в городе Новокузнецке. Также на протяжении многих лет ведете преподавательскую деятельность у себя на родине, в Папском университете г. Неаполя. Жители Италии и России понимают священные тексты одинаково или по-разному? Если по-разному, то в чем состоит отличие этого понимания?

- Да, есть разница в понимании текстов. В том смысле, что подход к тексту зависит от контекста происхождения. У людей, которые живут в России, есть наклонность к аналитическому изучению текста. Я думаю, что каждый носитель русского языка по своей природе филолог. Потому что язык дает вам аналитическую структуру мышления и, соответственно, типично филологический, глубоко научный подход к текстам.

- На встрече с Вами в Новосибирске собрались филологи, представители разных духовных конфессий. Все они – люди, которым интересны библейские тексты. Вы дали им возможность взглянуть на Священное Писание в новом ракурсе. А что Вам дала эта встреча? Почему Вы решили уделить свое личное время общению с публикой?

- У меня осталось прекрасное впечатление от этой встречи, потому что люди участвовали в дискуссии, задавали много вопросов. Это меня восхитило! На уровне других известных наук библеистика не та наука, что интересует всех. Когда я заметил такой большой интерес к ней, это меня удивило и дало огромный стимул для того, чтобы продолжать изучение текстов Священного Писания.

Наверное, люди хотят узнавать что-то новое на библейские темы, потому что они в каком-то плане касаются жизни каждого человека, верующего или неверующего. Знаете, в современности главное – избегать фанатизма во всех направлениях, в том числе религиозного фанатизма. Я думаю, что более разумный подход к Священному Писанию помогает людям избегать экстремальных тенденций, которые могут создавать проблемы на социальном уровне.